Слова назидания

Фрагменты поэмы

Абай

ОТ ПЕРЕВОДЧИКА

            Абай Кунанбаев (1845–1904) – выдающийся казахский поэт и мыслитель. В его книгу «Слова Назидания» вошли 45 «слов» – наставлений, обращенных к народу. Его знаменитое послание современникам и потомкам не потеряло актуальности и в наше время.
           Переложение поэмы выполнено в форме шестистиший, которые Абай применил впервые в казахской поэзии.

СЛОВО ВТОРОЕ

Я в детстве, бывало, услышу:
Казахи, смеясь над узбеками,
Кричали «сарт-сурт» им в глаза.[1]
За то что откуда-то носят камыш – кроют крыши,
Трещат без умолку, бранятся за спинами, бегают
Пугливо от каждого шороха и лебезят.

Ногаев поругивать тоже
Любили казахи и их называли нокаями.[2]
За то что боятся верблюда,
И что на солдат и на беглых бывают похожи,
И что торгаши, что слабы эти люди ногами:
Пешком ли, на лошади – всё отдыхать часто любят.

А рыжеголовых урусов
Высмеивали за доверчивость – верят всему,
Что слышат: увидят аул,
«Узун-кулака»[3] просят дать. Им чего-то нагрузят,
Они сломя голову скачут, не зная к чему
«Ухо длинное» им, и… кричат, что взбредет им на ум.

Бог мой! Думал с гордостью я,
Нигде не найти мне на свете народа,
Достойнее чтобы он был
И чтоб благородней, чем наша казахов семья.
И радовался, а теперь вижу: вроде
Ошибся – и сарт и урус и ногай – полны сил.

А мы-то, казахи, стоим
На месте и в распрях уже все погрязли.
А сарт – нет растенья такого,
Что в нашей степи не возделано им.
И вещи он делает разные,
Везде побывал как торговец.

Ногая узнаешь ты разве?
Умеет трудиться. Богаче их бай стал, чем наш, –
Полы в юртах настланы даже!
Не пустят казаха за полог, сапог если грязный.
Детей учат в школе, не знают раздоров и краж.
Чтят Бога и дружно живут, быт налажен.

Что русские нас просвещенней,
Об этом и спору нет – вон, у их знати
Прислуга и та знает больше.
Куда подевались насмешники наши ученые?
И где те восторги и смех ваш, казахи, – не знаете?
Зачем же судьба мой народ наказала так, Боже?

 

СЛОВО ШЕСТНАДЦАТОЕ

Казах поклоняется Богу
Покорно, бездумно, совсем не заботясь
О том, будет Богу иль нет
Приятно все то, что он делает. Мало ли, много
В нем веры – упал на колени и встал, «заработал»
Молитвой спасенье от бед.

И скажет: «Я как весь народ».
И просит он Бога, как будто торговца:
«Дай, Боже, мне это, дай то!»
Использовал прежний «кредит» – и берет
Все новый и новый. Твердит: «Тяжело будет овцам –
И мне будет плохо потом».

Ну это же надо! Как можно?
Нет чтобы учиться у умных, у ближнего,
Религию лучше понять,
Очиститься от темноты, пережитков всех ложных –
Нет, это не нужно ему, это лишнее.
Он знай только просит опять.

«А что? – говорит. – Я же стар!
Мне поздно язык переделать, стать лучше.
Молюсь раз – не хуже я всякого».
Но дело не в том, что ты просишь побольше отар.
В душе дело – праведной жизни религия учит.
Язык же устроен у всех нас, людей, одинаково.

 

СЛОВО ТРИДЦАТЬ ПЯТОЕ

Однажды настанет день Судный,
К себе призовет Бог хаджей, мулл, суфиев, шахидов.
Поставив в ряд, скажет тогда:
«Вот вы мне служили, а сами искали подспудно
Почета и славы – не искренне, значит, для вида.
Зачем же я скот, и богатство, и веру народа вам дал?»

Других он отдельно поставит
И скажет: «Вы честно служили без зла и корысти.
Доволен я вами вполне».
И волю объявит всемилостивыми устами
Всем тем, кто лишь выгод искал, ему кланяясь истово,
И праведным тем, у кого таких помыслов нет.

И первым он скажет: «Вы ждали,
Чтоб вас “кажеке”, “молдыке”, “сопеке”, “батырке”
Почетно народ называл.
А вы разве сами кого уважали?
Себя бы возвысить, а люди для вас батраки.
Но здесь не услышать вам больше такие слова.

За всё же с вас спросится строго.
От лжи, лицемерия разве народ станет лучше?
Больной до корней он волос,
И всё от того, что не праведной шли вы дорогой.
Воздастся же всем, каждый что заслужил, то получит.
И с каждого будет тогда за грехи его спрос».

Другим же он скажет: «Входите,
Я вам благодарен, почетное место готово
За ваше служение мне.
Вы встретите мир здесь, покой. И друзей приводите.
Вы сделали всё, чтоб вкусить этот плод жизни новой –
И значит, препятствий для жизни в раю больше нет».

Перевод с казахского Анара Лизари

 


[1] «Сарт-сурт» – бесполезный звук (здесь и далее – каз.).
[2] Ногаи – народность; нокай – ни на что не способный человек.
[3] «Узун-кулак» – слухи; буквально: «длинное ухо».

Архив номеров
2005
3 2
2018
4 3
2019
1
Архив номеров