На то и пепел

Иван Клиновой
Иван Клиновой родился в 1980 году в Красноярске. Стихи публиковались в журналах «Октябрь», «Континент», «Сибирские огни», «Интерпоэзия», «Вестник Европы» и др. Автор нескольких книг стихов. Живет в Красноярске.

* * *
На разных языках большой земли
мы говорим с тобой «je suis charlie»,
«no pasaran», «обаму в президенты»…
А мальчик в луже топит корабли
и у него свои эксперименты:

он защищает честь своей страны
и возвращает корабли с войны,
и в небо смотрят гордые орудья.
Но, знаешь ли, бывают просто сны
и рукоблудие, и словоблудье…

Так если шаг вперед и вопреки
дает отсрочку от конца строки,
то почему всё страньше нам и страньше?
А мальчик кормит голубя с руки,
топившей корабли немного раньше…

* * *
Александр Горгоныч заводит свой танцмобиль,
У него под капотом чардаш, тустеп, кадриль –
Ждут его заливные луга и деваха сверху.
Он давно уже лыс. Подает как брутальный стиль:
Мол, ему сам Брюс Виллис брат, не страшна и перхоть.

Вот он мчит по хайвэю, а рядом идет гроза,
И глаза у нее – что дисковая фреза,
В волосах там и тут – мегавольтовые прожилки.
Александр и раньше не помнил, где тормоза,
А теперь зажимает педаль, аж скрипит в затылке,

И кадриль превращается попросту в круговерть,
Подвергая сомнению пункты любых оферт,
Что когда-либо доводилось ему заключать с планидой.
Александр Горгоныч не верит в такую смерть,
И беззлобно смеется ей в зеркало заднего вида.

И гроза потухает где-то там позади,
Распускает вкрутую завитые бигуди
И бредет себе кучеряво, простоволосо.
Александр Горгоныч, луженый, что твой луддит,
Мчит вперед по хайвэю, и смех летит под колеса.

* * *
До столкновения в лоб оставалось не так уж мало.
Он мог бы откинуться в кресле и закурить,
Когда б не мешало надвинутое забрало
И сам скафандр, исключавший любую прыть.

В такой траектории он был уверен сразу.
Четырежды перепроверил и вел себе не спеша.
Пришлось отключить корабельный искусственный разум,
А то истерил, верещал и пытался свернуться в шар –

Защитная функция. В космосе шар – первичен,
А что не сферично – доступно в кривых Безье.
Всяк вынужден отказаться от многих земных привычек,
И все равноправны: и мистеры, и месье.

Но каждый по-прежнему волен поставить дату
На правом конце траектории и тире.
И он ни о чем не жалеет. Он – шар… Он – атом…
Нет, жалко, что больше не сможет зажать барре.

* * *
Вещей ненужных отбросить хвост
И взять билет на любой лоукост,
Куда подальше от этих стен –
Искать свободу, нирвану, дзен.

Расставить точки над i и ё,
Не грызть обрыдлое «бытие»,
А со скамейки смотреть Гудзон,
На нет сходящий под горизонт,

Потом в Тибете найти батут,
В блокнот заметки: был тут и тут,
Заря в Заире, закат в ЮАР…
Жить в целом мире не в долг, а в дар.

Учиться счастью, начав с основ,
Не думать, будет ли гроб соснов,
Обросши грезами, обрести
Покой не в самом конце пути.

* * *
На то и пепел, чтобы вспоминать…
Под ветром наклоняются колонны,
И миллионы движущихся вспять
Бессмертны, безобразны и синхронны.

На то и шлейка, чтобы никуда…
Натужным смехом зеркало кривится
От лиц героев разного труда,
Но краски прорастут сквозь половицы,

Проступят сквозь обои облака,
Опустится любовь на парашюте…
На то и слово, чтоб наверняка…
На то и люди, чтобы жить, как люди…

Предыдущие номера
2017
4 3
2018
4 3 2 1
2019
3 2 1
Предыдущие номера