Метафизические отсеки Ирины Котовой

О книге «Подводная лодка»[1]

Лилия Газизова
Лилия Газизова — поэт, переводчик, эссеист. Родилась в Казани. Окончила Казанский медицинский институт и Литературный институт им. А.М. Горького. Автор нескольких сборников стихов, лауреат ряда литературных премий. Публикации в журналах «Новый мир», «Знамя», «Октябрь», «Дружба народов», «Интерпоэзия», «Арион» и др. Преподает русскую литературу в университете Эрджиэс (Кайсери, Турция).

«Подводная лодка» – вторая книга поэта Ирины Котовой. Поэзия для нее не единственное, чему она отдает себя полностью, хотя и является признанным поэтом, имеющим своих читателей и почитателей. Она также известна как доктор медицинских наук и оперирующий хирург. И это стоит держать в уме при чтении ее книги.

Название книги Котовой поначалу вызывает тревогу и беспокойство. Подводная лодка – это не только прекрасная и безалаберная лодка «Битлз», это и замкнутый мир. Свобода ограничена. Разделы книги названы отсеками, причем что ни название, то заставляет задуматься, и чувство тревоги усиливается.

Это трудная книга для чтения. Если кто-то ждет девичьих лирических откровений, то его постигнет разочарование. Автор говорит о серьезных вещах, в частности о тех, что обсуждались когда-то на кухнях и не громко. Лирическая героиня – наша современница. То есть она видит то, что видим мы. Только в отличие от большинства замечает больше, хочет это переосмыслить и найти объяснение.

Первый отсек – «Кают-компания». Кажется, что здесь не должно происходить ничего плохого. Место, где собирается экипаж, место отдыха.

И вот оно – автор проговаривается:

Как посмотришь вокруг – мир похож на полотна Магритта,
В небе – полдень, на улицах – полночь, безлюдье.

«Полночь и безлюдье» – это тоже метафизический отсек, в котором происходят не очень веселые вещи. Например:

Вот девочка кузнечика хоронит
И ставит крест из тополиных веток.

Странным образом, это не вызывает тяжелых мыслей. Кто из нас не хоронил в детстве бабочек, жуков… Печаль всегда была светла.

Не хочется говорить, что автор повсюду видит смерть, но в силу профессии воспринимает ее как составную часть жизни. Потому и считает, что человек «входит в Лету, как в местную речку». А кают-компания здесь – это разговор о вечном. Никаких иллюзий.

Вот отсек «Запасный выход». И сразу – как бутылкой по голове:

В Лету входить и нащупывать дно – может, бутылка разбита.
Нас поджидают в проулке любом нож и бейсбольная бита.
Нас поджидают, но нужно идти – клоуном, цацей, савраской.
Страх побеждать, закрываясь в пути если не маской, то сказкой.

Автор не щадит читателя. Не играет с ним, не подбирает теплых слов. Жизнь, может быть, и прекрасна, но и конечна. Потому – не до сантиментов.

Мир лирической героини Котовой не то, чтобы безотраден, но… там «как улитка в панцирь, человек забирается в детство», «как бурьян из навоза несчастья растут», «в кромешной тьме не виден мавзолей», «ни души вокруг – только муляжи».

В стихотворении «остров», размещенном в одноименном разделе, вдруг натыкаешься на:

Обернувшись, думаешь иногда: кто наступит на твои кости?
Вспомни, кто тебя одурачил?
Кто внушил, что нужно быть сильным?

И вправду, кто нам внушил что нужно быть таким и таким, что нужно делать то-то и то-то. Пока нам, правда, не внушают думать одинаково. Но, кто знает, не к тому ли идем?

Как пишет Андрей Грицман, «в этих стихах – естественность, отличающая их от многих современных профессионально сделанных текстов».

В отсеке «Свободное плавание» упоминаются Болотная, Красная площадь, Триумфальная. Стихотворения озаглавлены: «Родина», «Свобода». Понятно, о чем – автор. Важное здесь то, что поэт не ставит диагноз. Болезнь, если она есть, а она есть, развивается. И здесь возможны ремиссии, обострения, осложнения. Такой врачебный подход к теме.

Лирическая героиня Котовой все понимает про жизнь. Она активный ее участник. На веру ничего не принимает. Сомневается. С трудом, но все же верит в лучшее для себя и для страны.

Ирина Котова фиксирует сиюминутные состояния, не оценивая их, а тщательно стараясь воспроизвести свои ощущения и мысли.

Может, кто опять укололся веретеном?
Царство спит, перевернутое вверх дном.
В нем резвится лишь один сумасшедший гном
с колдовским, наговорённым вином.
Спать не время. Просыпайтесь. Подъем.
Про дубинушку, про волю споем.

Вот – пекарня, вот – рыбацкая сеть.
Кот в оконце. Купола метит медь…
Кто – за рюмкой, кто – лежит калачом…
Не лечить же всех огнем и мечом.

Полюбить бы всех, прижать и согреть.

Это последнее стихотворение в сборнике. О чем оно? О нашем времени. О вопросах, на которые нет ответа. О нашей жизни, беспросветной хотя бы в том, что мы смертны. Но и это можно пережить. Трудно пережить то, над чем мы не властны – окружающую нас несправедливость. И все же последние строки в книге – о любви. Потому что без любви все лишено смысла. Я, как читатель, боялась, что автор оборвет свой монолог на высокой гражданской ноте. Но любовь прозвучала…


[1] Ирина Котова. Подводная лодка. – М.: Воймега, 2017.Ирина Котова. Подводная лодка. – М.: Воймега, 2017.

Предыдущие номера
2014
2 1
2015
4 3 2 1
2016
4 3 2 1
2017
4 3 2 1
2018
4 3 2 1
2019
4 3 2 1
2020
2 1
Предыдущие номера